Социология семьи

Чем больше профайлер занимается составлением психологических портретов людей, чем больше общается и углубляется в профайлинг – тем больше он видит влияние семьи на индивидуума. В данной статье мы разберем это феномен.

Семья как социальный институт

Социология семьи является одной из старейших социальных дисциплин. И это понятно. Ведь ее объект изучения – социальный институт семьи – в истории человечества играет ведущую роль. Соответственно, научные труды, так или иначе описывающие и объясняющие формы общественной жизни, не могли не зафиксировать непреходящее значение семейно-родовой организации бытия.

Семья как бы вплетена в коренные основы жизнедеятельности и образует базовые предусловия функционирования социума путем физического и социокультурного замещения поколений благодаря рождению детей и поддержанию существования всех членов семьи. Без этого воспроизводства населения и социализации потомства невозможно восполнение всех социальных образований, обеспечение социальной жизни.

Вместе с тем, реализация основных функций семьи не есть следствие каких-либо биологических регуляторов или механизмов, а представляет собой результат специфических социальных процессов, происходящих в широком социальном контексте. Семья включает в себя разнородные компоненты, связанные с физиологическими процессами, с психологической динамикой взаимоотношений, с нормами и ценностями культуры, с экономическими условиями рынка и производства, с демографическими изменениями, с институтами армии, церкви, здравоохранения, правительственного управления и с историческими трансформациями в целом. В связи с этим, можно напомнить знаменитое отступление от марксизма одного из его основоположников Ф. Энгельса, который считал, что определяющим моментом в истории является “ступень развития” труда, с одной стороны, и с другой – семьи.

Разрушение крестьянского семейного хозяйства, семейная дезорганизация и крах родительского влияния на детей в городах сыграли, думается, не последнюю роль в кризисе нашего общества. Втягивание в сферу наемного труда на государственные предприятия поголовно всех женщин и мужчин трудоспособного возраста, ликвидация всех форм частного семейного производства и превращение семьи в ячейку бытового самообслуживания обескровило экономику страны, разрушило преемственность семейных поколений и низвело социализацию детей до элементарных контактов по поводу физиологического цикла жизни. Все это проявилось в нарушении баланса между личным (частным) и общественным (родовым), что сказывается на всех уровнях социальной структуры, обостряет социальные процессы. Во всяком случае, особенности уклада жизни, сложившиеся за последние 75 лет, наложились на общие тенденции семейных изменений и наряду с другими обстоятельствами привели к краху тоталитаризма. В этой связи подчеркнем, что семья в качестве социального института отнюдь не обречена на пассивность, а способна через изменение семейной и демографической структуры оказывать самостоятельное воздействия на ход социально-исторического развития.

Таким образом, проблема соотношения семьи с обществом и другими социальными институтами, а также взаимосвязи семьи и личности существовала всегда в человеческой цивилизации, и поэтому постоянно предпринимались попытки осмысления социального положения семьи. В социологии с ее специфическим подходом к изучению социального мира через взаимосвязь личного и общественного это осмысление осуществляется сквозь призму семейного посредничества: восприимчивость социальной системы к устремлениям личности и, наоборот, личности к интересам общества зависит от обоюдного учета ими потребностей семьи как целого. Исследование посреднической роли семьи и образует специфику социологического подхода к изучению семьи.

Основные социологические аспекты изучения семьи

Семья представляет собой сложное социальное образование и потому многозначное: с одной стороны, понятие социального института раскрывает значение семьи в широкой социальной перспективе во взаимосвязи с другими социальными институтами и с социальными процессами изменения, развития, модернизации; с другой стороны, понимание семьи как малой социальной группы сфокусировано на закономерностях становления, функционирования и распада семьи как автономной целостности.

Разграничение особенностей семьи как института и как группы позволяет рассматривать осуществление посреднической роли, так сказать, на макро- и микроуровнях анализа. Но это не означает вовсе удвоения предмета – это разные аспекты единого поля деятельности.

При изучении семьи как социально-психологической группы взаимосвязь личности и общества рассматривается на уровне первичных, межличностных отношений. Проводимые в рамках данного подхода эмпирические исследования взаимоотношений в семье концентрируются на взаимодействиях членов семьи в различных социальных и семейных ситуациях, на организации семейной жизни и факторах устойчивости семьи как группы. В наибольшей мере развитию этой традиции способствовали взгляды Э. Берджесса на семью как “единство взаимодействующих личностей”. Изучение семьи как социального института в своем развитии показало от ударения на эволюцию, происхождение семьи к интересу в области функций. В свою очередь, институционально-функциональный подход, исследующий факторы эффективного выполнения семейных функций, неизбежно пересекается с микроанализом семейной жизнедеятельности, позволяющим видеть как из многообразия результатов семейного поведения складываются “макротеяденции” изменения семьи.

В отечественной и зарубежной социологии постоянно предпринимаются попытки перебросить “мостик” между макро- и микросоциологией семьи, совместить подходы к семье как к институту и как к группе. Это не означает растворения социологического подхода в психологическом: речь идет о создании научных моделей, позволяющих на уровне общества отследить социально значимые результаты индивидуального и семейного поведения, а с другой стороны, на уровне семьи и личности установить социальную детерминированность ценностных ориентации, установок, мотивов и действий. И одним из вариантов интеграции институционального и микрогруппового подходов является работа в направлении анализа семьи как системы. Среди социологов, пытавшихся совместить “макроанализ” и “микроанализ” семьи, надо назвать прежде всего Т. Парсонса и К. Дэвиса.

Стабильность семьи зависит одновременно и от внешних, социокультурных влиянии, и от внутренних взаимодействий. Такова сущность семьи как социального феномена и проблема заключается в адекватности применяемых концептуальных схем и терминов. Следует избегать односторонности каждого из двух подходов и эклектического соединения их. Согласно Парсонсу семья не противостоит обществу, она его подсистема, обеспечивающая стабильность социума в целом благодаря установлению “инструментальных” отношении с другими социальными подсистемами и структурами, а также “экспрессивных” отношений внутри самой семьи, благодаря сохранению равновесия в межличностной динамике, сохранению интегративных тенденций.

По мнению К. Девиса, переход от традиционных форм семьи к современным связан, прежде всего, с трансформацией социокультурных норм высокой рождаемости и распространением социальных норм низкой рождаемости. Другими словами, в изменении системы ценностей и социальных норм брака и семьи, а не в замене жесткого внешнего давления, принуждения к семейной жизни внутренними силами сохранения брачно-семейной сплоченности следует видеть истоки семейных изменений. Причем распад ценностной системы, поддерживавший расширенную семью, не означает автоматического появления в нуклеарной семье такой “взаимной привязанности”, которая вне всяких внешних общественных влияний способна обеспечить общественно-значимые функции по воспроизводству населения и социализации новых поколений.

Эволюция социологии семьи

В развитии социологии семьи выделяют несколько этапов:

  1. Первый этап – с античности до середины XIX века. В этот период доминировали чисто умозрительные представления о семье. Основной формой признавалась моногамная семья. Ее считали миниатюрным прообразом общества, а само общество понималось как разросшаяся вширь семья. Философы и историки, вплоть до Руссо, Кондорсе, Гегеля и Канта, выводили социальные отношения из семейных, конструируя теоретические схемы, в которых не находилось места для сравнительно-исторического анализа.
  2. Второй этап – с середины XIX века до начала XX века. В этот период тон в изучении семьи задавали антропологи и этнографы. Они опирались на широкий эмпирический материал, собранный в ходе полевых исследований и наблюдений примитивных обществ, а также в ходе сравнительно-исторического анализа.

Умозрительные схемы уступили место конкретным фактам. Складывается понятийный аппарат социологии семьи, главное место в котором занимают антропологические понятия, сохранившие свое значение до сегодняшнего дня. Моногамный брак уступил место групповому браку. Активно изучаются различные системы родства. Теоретическая дискуссия разворачивается по вопросу о соотношении патриархата и матриархата.

Первым нанес по умозрительным схемам швейцарский историк права Иоган Якоб Бахофен (1815 – 1887). Его классический труд “Материнское право” (1861) положил начало изучению истории семьи и проблемы матриархата. Он предположил, что моногамному браку предшествовали полигамные отношения между полами, а патриархату – период главенства женщин в жизни первобытного рода.

Независимо от И. Баховена к открытию материнского права пришел шотландский адвокат Дж. Мак-Леннан (1827 -1881). Рассматривая развитие семейной организации, он ввел в науку такие фундаментальные понятия, как эндогамия и экзогамия. По схеме Мак-Леннана, семья прошла в своем развитии три ступени – от промискуитета через материнское право к отцовскому праву. Мак-Леннан предположил: превращение первоначальных тотемических групп в экзогамные матрилинейные группы объясняется недостатком женщин, который возник из обычая умерщвлять новорожденных девочек. Отсюда следовали два возможных результата: либо захват женщин в других группах, т. е. экзогамия, либо же полиандрия. В свою очередь многомужество (полиандрия) развивалось в двух вариантах: мужья могли быть либо соплеменниками, либо братьями (тибетский случай). При экзогамии, равно как и при тибетской форме полиандрии, женщина живет вместе с родней мужа (или мужей), т. е. оказывается в большей или меньшей степени подчиненной мужчине. А при наирском варианте брака счет родства возможен лишь по матери, отсюда ведет свое начало материнское право.

Представление о групповых формах брака было свойственно и Дж. Леббоку (1834-1913), который рассматривал “общинный” и “коммунальный” брак как самую раннюю форму брачных отношений. Из нее через похищение женщины возникла экзогамия.

Теория матриархата подверглась критике со стороны приверженцев теории патриархата. Теория патриархата с тех пор стала господствующей в науке. По мнению Э. Гидденса, большинство антропологических исследований свидетельствует о том, что все в достаточной степени изученные общества были патриархальными, хотя степень и сущность господства мужчины везде различаются. Важное значение имел труд Л. Моргана “Древнее общество” (1887. в рус. перев. “Первобытное общество”, 1900), который оказал существенное влияние на развитие социологии семьи, особенно ее марксистского варианта. Работа Ф. Энгельса “Происхождение семьи, частной собственности и государства” (1884) целиком основана на работе Л. Моргана. Социологическое направление в изучении семьи представлено главным образом работами Э. Дюркгейма (“Введение в социологию семьи”, 1888), М. Вебера (“Супруга и мать в правовом развитии”, 1907), Ф. Мюллер-Лиера (“Семья”, 1911), У. Гудселла (“История брака и семьи”, 1915), С. Циммерман (“Семья и цивилизация”, 1917) и Ч. Кули (“Социальная организация”). В них окончательно закрепился отход от европейской и особенно американской социальной науки, от умозрительных схем в сторону конкретно-исторического управления семьей. Э. Дюркгейм сформулировал закон “контракции” (сжатия) семьи от обширного круга родственников ко все более узкой группе вплоть до так называемой “супружеской семьи”.

Дюркгейма наряду с Ф. Ле Пле и Э. Энгелем считают первооткрывателем семьи. Ле Пле первым предпринял конкретно-социологическое исследование семьи методом анализа бюджетов, а Энгель сформулировал зависимость между доходами семьи к ее расходами на предметы первой необходимости.

Заметный след в социологии семьи оставил французский методолог, теоретик исследователь Фредерик Ле Пле (1806-1882). Он подробно изучил особенности жизни семей в разных европейских странах и в разных социальных группах, монографически описывая условия и образ жизни каждого из 300 обследованных семейств. Результатом явилась типология семей.

В первом типе – в патриархальной семье – индивид подчинен общности, семья действует как единая и неделимая единица. Во втором типе – в корневой семье (сегодня ее называют нуклеарной) – все имущество переходит к одному наследнику, выбранному отцом. Остальные дети мигрируют, возвращаясь в родительское гнездо при жизненных неудачах. Третий тип – нестабильная семья – характерен в современном обществе, втянутом в процесс индустриализации и урбанизации. В нестабильной семье нет материальных средств, которые можно передать потомкам, родители и дети проживают врозь. Предложенная им техника поиска индикатора для измерения и диагностики социальных отношений получила широкое развитие в современной социологии семьи. Согласно наиболее известной классификации Г. Кристенсена (редактора “Антология по браку и семье”, 1967), первый период – до середины XIX века – назван периодом “социального дарвинизма”. Г. Кристенсен считает, что первый период посвящен изучению семейных традиций фольклора, философской и художественной литературы, а второй -обобщению в исторической и социокультурной перспективе эволюции института семьи. На самом деле умозрительные схемы преобладали на первом этапе, а на втором ученые обратились к конкретно-историческим и социологическим проблемам. Третий период – первая половина XX века – назван Г. Кристенсеном периодом “спонтанной науки”. В социологии семьи появляется большое число спекулятивных работ о роли семьи и одновременно накапливаются эмпирические данные о стадиях, формах и типах брачных отношений (выбор супруга, развод и т. д.). Появление спекулятивных работ свидетельствует о том, что конкретные факты не получили толкового теоретического осмысления. По мнению Уильяма Гуда, автора капитальной работы “Мировая революция и образы семьи” (1967), с момента опубликования книги Ф. Тенниса “Община и общество” (1887) и до настоящего времени никто из видных теоретиков не написал ни одной сколько-нибудь значительной работы по социологии семьи. Хотя Парсонс и Хоманс обратили на семью часть своей энергии, но никакой последовательной теории они не создали, полагая, что семья не поможет объяснить социальную структуру и другие институты общества.

Усилия социологов, особенно американских, в первой половине XX века были сосредоточены на социальной инженерии и оказании практической помощи в решении семейных конфликтов.

Если взять всю западную литературу по социологии семьи за последние 75 лет, писали Р. Хилл и Дж. Олдэс, то более половины ее появилось после 1955 г. Четвертый период – с середины XX века до настоящего времени – характеризуется планомерным построением теории и столь же планомерной организацией эмпирических исследований. Г. Кристенсен назвал его “периодом самосознания”. Показателен такой факт, свидетельствующий о переходе к организованным усилиям. В течение 1974-1975 гг. около 50 ученых из 25 университетов США приняли участие в очень крупном проекте – создании единой системы объяснительных теоретических моделей функционирования семьи.

Впервые в истории социологии семьи объединились основные центры, занятые в данной области. К этому времени социология семьи раздробилась на множество самостоятельных направлений и математических областей. Участники проекта выделили 24 сферы изучения семьи:семейная коммуникация, ролевое напряжение и конфликт, структура власти в семье, молодая семья, неполная семья и др. По расчетам специалистов, в США социология семьи включает несколько десятков тысяч работ. Наиболее известными специалистами в области социологии семьи в США являются И. Най, Л. Коттрелл, У. Гуд, К. Девис, У. Берр, Р. Хилл, Г. Кристенсен, И. Ранте, во Франции – А. Жирар, Л. Руссель, М. Бекам-бо.

В СССР социологические исследования семьи особенно активно проводились начиная со второй половины XX века, а точнее с середины 60-х годов. За период с 1968 по 1983 г. в стране опубликовано более 3 тыс. работ по семье. Наибольшее число работ посвящено вопросам репродуктивного поведения, совмещения профессиональных и семейных ролей работающих женщин, распределению власти и обязанностей в семье. Значительный массив данных введен в научный оборот Всесоюзным исследованием репродуктивных установок, проведенным в НИИ ЦСУ в 1969 г. В начале 80-х годов усилилось внимание специалистов к образу жизни семьи, эмоциональным отношениям супругов, конфликтам, распределению обязанностей, отношениям власти и авторитета, государственной помощи семье (включая деятельность служб семьи и семейных консультаций), теоретическим и методическим проблемам, молодым семьям, воспитанию детей в неблагополучных семьях, сексуальному и добрачному поведению. Одновременно сократилось количество публикаций по правовым аспектам брака, репродуктивным функциям семьи, профессиональной деятельности женщин. В начале 90-х годов наиболее популярными темами стали проституция, девиантное поведение, дети-сироты, покупной брак, самоубийства, наркомания, гомосексуальное поведение, нравственная подготовка к семейной жизни, городская многодетная семья, до – и послеродовая ситуация, женщины – предприниматели.

Наиболее крупный вклад в развитие социологии семьи внесли: Г. Харчев (теория), М. С. Мацковский (методология и методика), А. Н. Антонов (рождаемость), В. Сысенко (устойчивость брака), И. С. Голод (стабильность семьи), В. А. Борисов (потребность в детях), Д. Я. Кутсар (качество брака), Н. Г. Юркевич, М. Я. Соловьев, С. С. Седельников (мотивы и причины развода), Л. Гордон, Э. Клопов (жизненный цикл семьи), И. А. Герасимова (демографическая типология семей), В. Л. Ружже (типология семейных групп), Г. А. Вишневский (исторические типы рождаемости), И. В. Бестужев-Лада (прогнозирование семьи), А. Г. Волков (ожидаемая продолжительность брака), Н. В. Малярова (типология супружеских конфликтов), Т. Ж. Гурко (молодая семья), Э. К. Васильева (типология видов жизнедеятельности семьи), В. Б. Голофаст (функции семьи), И. С. Кон (сексуальное поведение), 3. А. Янкова (городская семья) и другие.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Статьи по теме

Что ответить на вопрос “Как настроение?”

Счастье охотнее заходит в тот дом, где всегда царит хорошее настроение.  Л. Н. Толстой Часто возникает вопрос “Чем отличается настроение от эмоций?” Эмоция – это реакция человека на какое бы…
Читать далее

О чём говорит ваша страница в соцсетях?

  Принято считать, что основное назначение социальных сетей — рассказать о себе, показать свои лучшие стороны, заявить о себе широкой общественности. Поэтому анализируя чей-то профиль, мы должны понимать, что информация, демонстрируемая человеком…
Читать далее

Послепроизвольное ВНИМАНИЕ! НЕВЕРОЯТНО! НАЙДЕНО ЛЕКАРСТВО ОТ РАКА!

  Сейчас, отреагировав на эту надпись Вы задействовали непроизвольное внимание. А реагирует оно, как правило, на три вещи: силу и неожиданность раздражителя; новизну, необычность, контрастность раздражителя; и подвижность объекта. Неожиданно,…
Читать далее

Эпилептоидный психотип

Вторым наиболее встречающимся психотипом является эпилептоидный или упорядоченный. Внутренние условия В основе эпилептоидности лежит вязкая, энергетически ослабленная нервная система. Раздражению эпилептоидов свойственно достигать своего пика, прорывать заслон самоконтроля и резко…
Читать далее

Оперативная психодиагностика. Модель МАИЛ

О модели Нас часто спрашивают: “А чем ваша модель «характерологии» отличается от того, что делали и продолжают делать другие психологи или психиатры? В чем разница или сходство?” Наверное, наступило время…
Читать далее

Истероидный психотип

В основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм. Ф. Достоевский Один из наиболее встречающихся психологических типов личности – это истероидный или демонстративный. Попробуем сделать ему приятное – узнаем о нем чуть…
Читать далее