Подростковый профайлинг

Данная статья посвящена детям, а точнее родителям детей. Предлагаю поговорить о  подростковом профайлинге.  Почему именно эта тема? Ну во-первых, мы так много говорим о психотипах, подразумевая взрослых людей, и совсем упускаем подростков, а ведь у них проявления отличаются. Почему подростков, а не детей в целом, спросите вы. Потому что профилировать мы можем только начиная с этого возраста, почему? Тоже объясню в этой статье. И обязательно, конечно, поговорим о характерных особенностях, слабых местах и точках развития. Информация приведенная в данной статье во многом была позаимствована из книг Ю.Б. Гиппернрейтор. Она предлагает несколько иную классификацию, я же ее адаптировала под модель, предложенную Академией.

Гены или воспитание

Даже если учесть, что в развитии человека немаловажным фактором является воспитание и культурно-социальные отношения, следует признать, что в основе отличия нашего вида от всех других лежит генетика.

Предположим, что ядро яйцеклетки шимпанзе будет внедрено в лишенную ядра яйцеклетку человека и помещено в утробу, а рожденный ребенок будет воспитываться в обычной семье, станет ли он человеком?

М.Риддли пишет о том, что исследования показали, примерно половина нашего интеллекта наследуется, а около 40% находится под влиянием среды обитания, семьи. На остальные 10% приходится пренатальное влияние, школа, хорошие друзья и дурные компании.

А теперь, внимание, вопрос: Чем обусловлен выбор ребенка компании и друзей?

Подумайте о том, что мы вкладываем в ребенка, какие модели поведения ему демонстрируем, принципы постулируем, способы взаимодействия с людьми показываем, чувству, которые транслируем ему…. Наш выбор того или иного предмета, решения всегда обусловлен своей историей.

Это лишь вопрос для вас!

Анекдот: Третьеклассник приходит домой и протягивает отцу свой дневник. Отец смотрит в дневник и спрашивает: «Ну и как ты мне объяснишь все эти двойки и колы? Сын поднял на него удивленный взгляд и ответил: «Это ты мне объясни: это гены или воспитание?».

Несомненно, и то, и то немаловажно. Однако, стоит отметить, что развитие ребенка лишь на 50-55% определяется наследственностью.

А интеллектуальный уровень взрослого на 75% зависит от врожденных способностей. Однако, уровень социального интеллекта, зачатки которого мы получаем с 8 месяцев, когда в картине мира ребенка появляется кроме фигуры мамы фигура «чужой», «другой», продолжает развиваться на протяжении всей жизни. Фундамент социального интеллекта базируется на нашей нервной системе, на нашей способности воспринимать стимулы, насколько долго мы сможем удерживать их в своем сознании, субъективная оценка происходящего, которая зависит от опыта, полученного ранее, способности реагировать, силы нервной системы, способности удерживать наше возбуждение, не попав в фрустрацию.

Я начала обзор данной темы с влияния ген не просто так, я хочу, чтобы вы понимали, что характеры, которые мы будем описывать в последующем, психотипы, не являются отдельной накладкой на того или иного человека, это всегда взаимодействие ген и социума, в том числе, в лице родителей.

Не существует ни одного общепризнанного определения интеллекта. Существуют такие понятия, как быстрота мышления, способность к логическому мышлению, память, словарный запас, математические способности, усидчивость. Все это признаки интеллекта, но вряд ли они могут сочетаться в одном человеке, гений может творить глупости в обычной жизни, плохо разбираться в искусстве и неумело водить машину.

Очень часто в своей работе я встречала людей, родителей, которые говорили, я знаю своего ребенка, он никогда не поступит так-то…или я знаю, что нужно моему ребенку и это совсем не то…..

Представьте, вы идете по дороге и под ногами увидели камень. Возьмите его в руки. Что вы о нем можете рассказать? Какого будет содержание этого рассказа? Скорее всего это будет информация о его геологической истории того региона, откуда происходит данный камень, о его весе, внешних характеристиках. Сколько времени займет этот рассказ? А теперь вы стоите перед лицом маленького человечка, вы лишь знаете, что это ваше продолжение, в его венах течет ваша кровь и все. Представьте, что все остальное, что вы думаете, что вы знаете, это лишь ваше представление, сложившееся из наблюдения, интервенций, личного опыта.

В каждом из нас заложен колоссальный объем информации о нас самих, о нашем мире, о том как работает наш организм, как делятся и растут клетки – информации, которую мы не всегда даже осознаем, не всегда знаем, ведь каждый следующий шаг нас меняет, каждая ситуация открывает по новому. Представьте весь этот объем. За нами 6 000 поколений. От каждого мы что-то взяли. А теперь вспомните тот камень, который вы встретили на дороге. Просто камень. Возьмите его и положите на чашу весов с этим новым жителем нашего мира. Разве не кажется странным, что мы считаем, что знаем о нашем ребенке больше, чем о том камне.

Я хочу, чтобы вы понимали, все дети разные! И все родители разные! Но это вовсе не означает, что в каждом уникуме нет тех качеств, которые присутствуют и в других людях.

Тип характера – это лишь теоретическая модель, не более. То, что существуют однородные (близкие по происхождению) и взаимообусловленные качества характера, – это факт (и мы в дальнейшем будем это активно использовать). Но то, что этими качествами характер реального человека исчерпывается, – это «не есть факт». То, что в литературе принято называть типом характера, на самом деле – поведенческая тенденция, из множества которых формируется реальный характер.

Возрастные особенности

Тем не менее мы сегодня здесь, чтобы выделить проявление каких-либо общих черт и особенностей характера у подростков.

И перед тем как мы начнем, стоит обозначить характеристики данного возраста.

Социальная ситуация развития

Подростковый период — период завершения детства, вырастания из него, переходный от детства к взрослости. Обычно он соотносится с хронологическим возрастом с 10—11 до 14—15 лет. Сравнение себя со взрослыми и с более младшими детьми приводит подростка к заключению, что он уже не ребенок, а скорее взрослый. Подросток начинает чувствовать себя взрослым и хочет, чтобы и окружающие признавали его самостоятельность и значимость.

Основные психологические потребности подростка — стремление к общению со сверстниками (≪группированию≫), стремление к самостоятельности и независимости, ≪эмансипации≫ от взрослых, к признанию своих прав со стороны других людей.

Переходность подросткового возраста, конечно, включает биологический аспект. Это период полового созревания, интенсивность которого подчеркивается понятием ≪гормональная буря≫. Физические, физиологические, психологические изменения, появление сексуального влечения делают этот период исключительно сложным, в том числе и для самого стремительно вырастающего во всех смыслах подростка.

Э. Эриксон рассматривал подростничество и юность как центральный период для решения задачи личностного самоопределения, достижения идентичности.

Подростковый возраст как этап психического развития характеризуется выходом ребенка на качественно новую социальную позицию, связанную с поиском собственного места в обществе. Завышенные притязания, не всегда адекватные представления о своих возможностях приводят к многочисленным конфликтам подростка с родителями и учителями, к протестному поведению. Даже в целом нормально протекающему подростковому периоду свойственны асинхронность, скачкообразность, дисгармоничность развития. Наблюдается как интериндивидуальная неравномерность (несовпадение времени развития разных сторон психики у подростков одного хронологического возраста), так и интраиндивидуальная (например, интеллектуальная сторона развития может достигать высокого уровня, а уровень произвольности сравнительно низок).

Ведущая деятельность в подростковом возрасте

Подросток продолжает оставаться школьником; учебная деятельность сохраняет свою актуальность, но в психологическом отношении отступает на задний план. Основное противоречие подросткового периода —настойчивое стремление ребенка к признанию своей личности взрослыми при отсутствии реальной возможности утвердить себя среди них.

Д.Б. Эльконин считал, что ведущей деятельностью детей этого возраста становится общение со сверстниками. Именно в начале подросткового возраста деятельность общения, сознательное экспериментирование с собственными отношениями с другими людьми (поиски друзей, выяснение отношений, конфликты и примирения, смена компаний) выделяются в относительно самостоятельную область жизни. Главная потребность периода —найти свое место в обществе, быть ≪значимым≫ —реализуется в сообществе сверстников .

Динамика мотивов общения со сверстниками на протяжении подросткового возраста: желание быть в среде сверстников, что-то делать вместе (10—1 лет); мотив занять определенное место в коллективе сверстников (12 —3 лет); стремление к автономии и поиск признания ценности собственной личности (14—5 лет).

Интимно-личное общение со сверстниками —это деятельность, в которой происходит практическое освоение моральных норм и ценностей. В ней формируется самосознание как основное новообразование психики. Часто даже в основе ухудшения успеваемости лежит нарушение общения со сверстниками. В младшем школьном возрасте решение проблемы успеваемости часто вторично приводит и к гармонизации сферы общения со сверстниками, к повышению самооценки и т.д.

Специфические особенности психики и поведения подростков

Стремление подростка занять удовлетворяющее его положение в группе сверстников сопровождается повышенной конформностью к нормам поведения и ценностям референтной группы, что особенно опасно в случае приобщения к асоциальному сообществу.

В подростковом возрасте нередко сохраняется склонность к поведенческим реакциям, которые обычно характерны для более младшего возраста. К ним относят следующие:

  1. Реакция отказа. Она выражается в отказе от обычных форм поведения: контактов, домашних обязанностей, учебы и т. д. Причиной чаще всего бывает резкая перемена привычных условий жиз ни (отрыв от семьи, перемена школы), а почвой, облегчающей возникновение таких реакций, —психическая незрелость, черты невротичности, тормозимости.
  2. Реакция оппозиции, протеста. Она проявляется в противопоставлении своего поведения требуемому: в демонстративной браваде, в прогулах, побегах, кражах и даже нелепых на первый взгляд поступках, совершаемых как протестные.
  3. Реакция имитации. Она обычно свойственна детскому возрасту и проявляется в подражании родным и близким. У подростков объектом для подражания чаще всего становится взрослый, теми или иными качествами импонирующий его идеалам (например, подросток, мечтающий о театре, подражает в манерах любимому актеру). Реакция имитации характерна для личностно незрелых подростков в асоциальной среде.
  4. Реакция компенсации. Она выражается в стремлении восполнить свою несостоятельность в одной области успехами в другой. Если в качестве компенсаторной реакции избраны асоциальные проявления, то возникают нарушения поведения. Так, неуспевающий подросток может пытаться добиться авторитета у одноклассников грубыми, вызывающими выходками.
  5. Реакция гиперкомпенсации. Обусловлена стремлением добиться успеха именно в той области, в которой ребенок или подросток обнаруживает наибольшую несостоятельность (при физической слабости —настойчивое стремление к спортивным достижениям, при стеснительности и ранимости —к общественной деятельности и т.д.).
  6. Реакция эмансипации. Она отражает стремление подростка к самостоятельности, к освобождению из-под опеки взрослых. При неблагоприятных средовых условиях эта реакция может лежать в основе побегов из дома или школы, аффективных вспышек, направленных на родителей, учителей, а также в основе отдельных асоциальных поступков.

Выделяют особую форму подросткового эгоцентризма, связанную с особенностями интеллекта подростка и его аффективной сферы. Подросток затрудняется в дифференциации предмета своего мышления и мышления других людей. Поскольку он более всего заинтересован собой, происходящими с ним психофизиологическими изменениями, он интенсивно анализирует и оценивает себя. При этом у него возникает иллюзия, будто другие люди озабочены тем же самым, т.е. непрерывно оценивают его поведение, внешность, образ мыслей и чувств. Феномен воображаемая аудитория, один из компонентов эгоцентризма, состоит в убеждении, что его постоянно окружают некие зрители, а он как бы все время находится на сцене. Другой компонент подросткового эгоцентризма —личный миф. Личный миф —это вера в уникальность собственных чувств страдания, любви, ненависти, стыда, основанная на сосредоточенности на собственных переживаниях. Пик такого эгоцентризма приходится на отрочество, а постепенное преодоление его происходит по мере развития близких доверительных отношений со сверстниками, которые делятся друг с другом своим аффективным опытом.

Многие переживания, связанные с отношением к себе, к своей личности, у подростков отрицательные. В значительной мере это связано с тем, что подросток смотрит на себя как бы извне, интериоризируя представления и оценки взрослых, в которых положительные стороны личности представлены очень абстрактно, неопределенно и почти не изменяются с возрастом, а отрицательные — конкретны, разнообразны и постоянно дополняются новыми красками.

Необходимо учить подростка вырабатывать собственные критерии оценки себя, видеть себя изнутри и понимать свои достоинства, опираться на сильные стороны своей личности.

Стоит отметить, что мы не говорим о типизации детей до 12 лет, т.к. это возраст, когда мозг только заканчивает формироваться. Мозг подростка находится в состоянии незавершенного строительства, в стадии формирования. К этому времени некоторые участки мозга уже подверглись развитию и стали более зрелыми, но остальные участки все еще остаются на уровне детского развития. Это приводит к совершенно экстремальным реакциям и поведению – иногда очень взрослому, а иногда абсолютно по-детски незрелому. В детстве мозг развивается почти на 95%.

Префронтальная кора (ПФК) расположена в передней части лобных долей головного мозга. В определенном смысле она является основным контроллером нашего мозга. ПФК помогает нам планировать, координировать и организовывать, принимать решения и регулировать свое социальное поведение, а также предоставляет нам рабочую память. У каждого ребенка развитие ПФК происходит в свое время. В некоторых случаях она продолжает развиваться и становится зрелой только к 24-м годам! Временное несоответствие в развитии разных частей мозга считается одной из главных причин конфликтов, путаницы и противоречия в сознании подростка. В то время как эмоции вашего ребенка находятся на своем пике, его мозг еще не достаточно развит для того, чтобы заранее планировать, различать добро и зло или предвидеть последствия. Т. е. миндалина обслуживает экстремальные эмоции и импульсы подростка, но ПФК развита не достаточно, чтобы направлять их в правильное русло. В качестве примера представьте, что ваша правая нога бежит, а левая не может даже пошевелиться.

Психотипология

И так, начнем!

В настоящее время существует много классификаций характера. Особенно интересны и содержательны те, которые возникли в пограничной области на стыке психологии и психиатрии. В них заключен опыт талантливых ученых-клиницистов, которые непосредственно работали с людьми, наблюдали за их поведением, изучали биографии, беседовали с их родственниками, помогали в трудных жизненных ситуациях и проблемах. Здесь встречаются такие имена, как К. Юнг, Э. Кречмер, П. Б. Ганнушкин, К. Леонгард, А. Е.Личко, М. Е. Бурно, М. З. Дукаревич и др. Первые классификации содержали всего два типа (К. Юнг, Э. Кречмер), в наше время их гораздо больше.

Мы остановимся на восьми основных типах, которые с некоторыми вариациями встречаются у большинства авторов.

В основе каждого типа характера лежат базовые свойства. Они связаны с природными особенностями организма, потребностями и эмоциями. Вокруг базовых свойств формируются многие другие черты характера. Так, внутренне напряженный человек основателен в работе и одновременно обидчив и ревнив.

Гипертимы

Базисные свойства:

Энергия и открытость

Гипертимы — это подвижные, энергичные, обращенные к миру люди. Они отличаются жизнелюбием, у них обычно приподнятое настроение, здоровый сон, хороший аппетит.

Детская эмоциональная лабильность часто связана не со спонтанными колебаниями настроения, а с повышенной реактивностью на внешние раздражители, капризностью. В период полового созревания, когда и в норме нарушается душевное равновесие, эндогенные колебания настроения и депрессивность дают себя знать больше.

Большинству детей физиологически характерен повышенный жизненный тонус, настроение, активность. У гипертимов это выражено особенно резко. Им свойственна чрезмерная оптимистическая установка. Они добродушны, болтливы, умеют дружить, озорники и шалуны, любят шутку, веселье, нередко становятся неформальными лидерами среди сверстников. В то же время ярко проявляются их негативные черты. Они берутся за несколько дел сразу, не доводя многие из них до конца, не выносят ограничений, монотонности, любят всюду «совать свой нос» и во всем принимать участие, что раздражает детей и взрослых. Двигательное возбуждение и отвлекаемость, которая не имеет никакого отношения к астенической истощаемости, у таких детей вытекает из ненасытной жажды деятельности. Многие из них от природы наделены здоровым цветом лица, высоким жизненным тонусом, неутомимой деятельностью, любовью к труду (не монотонному), неудержимыми лидерскими тенденциями – всем этим они отличаются от похожих на них детей с неустойчивым характером. Вышеописанные особенности отчетливо проявляются уже к младшему школьному возрасту.

Г. Е. Сухарева пишет: «Все окружающее оценивается ими положительно и в жизнерадостных тонах. Мальчик 9 лет на вопрос, как он провел праздники, отвечает: «Так хорошо, что ни в сказке сказать, ни пером описать». На вопрос врача, что у него болит, отвечает: «Я здоров, не болею, никогда не болел и болеть не буду!» /25/.

Успеваемость в школе носит неровный характер в связи с их бурным темпераментом, из‑за которого им не хватает усидчивости. Нередко их выручает замечательная память. Даже не поняв материал, они способны выучить его наизусть. Несмотря на аффективные вспышки и драчливость, в них нет эпилептоидной яростной злобы и мстительности против обидчика. Они могут, в отличие от эпилептоида, дружить с теми, с кем вчера еще были в ссоре. Среди детей они часто пользуются авторитетом и симпатией благодаря смелости и открытому дружелюбию. Они легко приспосабливаются и ориентируются в ситуации, не страдая застенчивостью и тормозимостью. И у них бывают периоды подавленности, вялости. Обычно это длится недолго. У детей депрессивные эпизоды нередко заслоняются сопровождающими их вегетативно‑соматическими проявлениями.

Интересы и ценности

Гипертимы ориентированы на внешний мир.

Благодаря постоянному интересу к внешним событиям и другим людям, у гипертимов развивается наблюдательность, практический ум, конкретное и реалистичное мышление. Они хорошо ориентируются в обстановке, проявляют решимость в сложных условиях.

Общение

Гипертимы обладают даром общения. Они легко знакомятся, быстро идут на контакт, завоевывают доверие. Они любопытны и участливы, готовы обсуждать дела других, но также не стесняются рассказывать о себе. Они разговорчивы, иногда даже слишком. Если берут слово, то им трудно остановиться из-за сильной потребности высказаться, выговориться. Думают они тоже вслух, обсуждая с собеседником любую пришедшую им в голову мысль. Обычно они просты и доброжелательны в отношениях с окружающими. Люди к ним также расположены, улыбаются при встрече. Они терпимы к недостаткам других, но и себя не нагружают излишними правилами и принципами.

Гипертимы инициативны, они все время что-нибудь придумывают. Во всяком случае, гипертим — далеко не «лежачий камень». Типичные их фразы: «А давай…», «А почему бы нам не…?», «Вот будет здорово, если мы…!». Короче, им надо постоянно к чему-нибудь прикладывать свою энергию, и они часто бывают успешны. В то же время, они переменчивы в намерениях и увлечениях: берутся за одно, не докончив, переключаются на другое — им все интересно, все хочется попробовать. Иногда говорят о некоторой поверхностности их увлечений. Однообразие они переносят с трудом.

Гипертимам свойственно стремление к свободе и самостоятельности.  они рано восстают против родительского контроля, совсем не переносят притеснения и принуждения. Протесты у них обычно очень эмоциональны, так же, как и инициативы.

Эмоции у гипертимов обычно яркие, интенсивные, хотя бывают периоды спада настроения. Такие периоды появляются в подростковом возрасте и могут длиться день-два. Встречая препятствия, они скорее мобилизуются, чем впадают в уныние. Нередко реагируют эмоциональными вспышками, после которых довольно быстро остывают.

Не стоит думать, что гипертим взрывается и грубит по любому поводу. Здесь решающее значение имеет воспитание, в частности, способность контролировать свои эмоции, которая должна появляться уже в подростковом возрасте. Тем не менее, когда уж очень припечет, гипертимы вполне обнаруживают свою горячность в словах, а то и в делах. Гипертимы вспыльчивы, но быстро отходят.

Гипертимам не очень свойственно задумываться над чувствами других. В этом можно усмотреть их некоторый эгоизм. Однако эгоизм гипертима «не зловредный»; он происходит от слишком большого «распространения вширь» себя — своих чувств, увлечений и планов. Это неизбежно приводит к вторжению в личное пространство тех, кто оказывается рядом и тем более имеет «несчастье» быть предметом любви и забот гипертима.

Из‑за своей неуемности у них возникает много неприятностей, что, однако, не портит им настроения. Это происходит не столько по причине вытеснения неприятностей, сколько благодаря тому, что они вообще мало способны себя плохо чувствовать, да и оптимизм всегда готов помочь. Эти милые шалуны умеют вовлечь других детей в свои шалости. Поэтому педагоги, несмотря на неплохое личное отношение к ним, нередко стремятся от них избавиться. Часто учителя путают распущенность с гипертимными подъемами настроения, в которых эти дети бывают особенно неуемны. У гипертимных девочек с появлением менструаций могут возникать отчетливые расстройства настроения.

У гипертима с его повышенной жаждой приключений и удовольствий имеется риск попадания в асоциальные компании. Очень важно как можно раньше гипертимную предприимчивость направить по социально полезному пути, найти занятие, которое полностью захватило бы такого ребенка, подростка. При этом важно, чтобы у них была возможность проявлять допустимую самостоятельность и инициативу. В таких случаях прогноз бывает хорошим.

К старшему школьному возрасту, как правило, стихает двигательное и речевое возбуждение, но гипертимный душевный огонь остается. Переходный период обычно сложен. В этом возрасте громадное значение имеет тактика воспитания. Она должна состоять из разумного баланса опеки и свободы. Как безнадзорность, так и гиперопека толкают гипертимного подростка в асоциальные компании. Мелочная опека и нравоучения вызывают бурную реакцию эмансипации с уходами из дому. Гипертимы не всегда соблюдают дистанцию по отношению к взрослым, им свойственна реакция группирования со сверстниками, они становятся «своими» в самых разных компаниях. Поскольку они любят все новое, то асоциальные компании выглядят привлекательно в сравнении со школьной рутиной. Они становятся заводилами и «режиссерами» авантюрных приключений. А. Е. Личко уточняет, что эти подростки проглядывают грань между иногда допустимым и всегда запрещаемым, принимая последнее за иногда допускаемое. Гипертимы склонны к алкоголизации, особенно когда «нечего делать». Легко залезают в долги, но если захотят заработать, то умеют это сделать.

Важно помнить, что гипертим плохо переносит однообразие и изоляцию от сверстников. Кропотливый педантизм не для них. Их может заинтересовать общественная работа в школе, художественная самодеятельность. От тревог и неприятностей гипертимы бегут в деятельность, где можно проявить инициативу. Обычно они не понимают шизоидов и психастеников, которые сидят дома, чтобы читать книжки и подробно думать о прочитанном.

Слабые места

Они легко проглядывают границу между дозволенным и недозволенным, и нередко переступают эту границу. В быту это бывают мелкие нарушения в обход принятых правил. Иными словами, упорядоченная жизнь, действия по правилам для гипертима скучны. Вот что-нибудь такое выдумать — это да! В школе они часто баловники и заводилы. «Ребята, давайте смоемся с урока!» — это гипертимный клич. Если замысливается неприятность вредному учителю, гипертим тоже впереди. Во всем, хорошем и плохом, он неформальный лидер.

Зоны роста, точки внимания

За чем надо следить при воспитании ребенка гипертима?

Ему нужно помогать организовывать себя, но делать это следует очень осторожно, чтобы не ущемлять его потребность в самостоятельности. Поскольку он разбрасывается в своих интересах, увлечениях и делах, то хорошо делить с ним эти интересы (впрочем, это важно с каждым ребенком), чтобы через совместные занятия его дисциплинировать и направлять активность в нужное русло.

Шизоидный тип

Родители рано начинают чувствовать, что их ребенок не такой, как все. С одной стороны, ребенок несколько отрешен от происходящего вокруг, с другой стороны, отличается чрезмерной впечатлительностью. В детском саду такие дети играют рядом с другими детьми, но не вместе. С шести‑семи лет они тянутся к разговорам со взрослыми на взрослые темы. В них нет детской непосредственности, они чересчур серьезны, сдержанны и холодноваты. Часто отмечается несоответствие между высоким интеллектом и недоразвитием двигательной сферы, навыков самообслуживания. Рано выявляется интерес к отвлеченному. Они легко усваивают разнообразную символику. Некоторые рано начинают чувствовать красоту природы и искусства, ощущать духовное измерение жизни. Обучаются читать и писать при минимальной помощи взрослых. Для некоторых из них книга важнее товарища. У одних отмечается плохая координация движений, нескладность, неуклюжесть, другие геометрической четкостью движений напоминают солдатиков. Мимика часто манерная или однообразная, внутренние переживания в большей степени передает взгляд, который бывает живым и переменчивым.

Базисные свойства

закрытость и отгороженность от внешнего мира.

У некоторых шизоидных детей рано проявляются способности к самоанализу. Они критично замечают свое отличие от большинства сверстников, в глубине души мучаясь комплексом неполноценности по этому поводу. Дети нередко выбирают шизоидов мишенями для насмешек и издевательств. Некоторые шизоидные дети, беспомощно страдая от этого, ненавидят школу. Часть из них способна необыкновенно решительно постоять за себя. Как выразился один мальчик: «Если я позволю этим шалопаям хоть раз унизить себя, то всю оставшуюся жизнь не смогу себя уважать».

В старших классах могут добиваться авторитета хорошими знаниями в значимых для подростков сферах: музыка, компьютеры и др. Ряд шизоидов достигают больших успехов в боевых искусствах, овладевая не только техникой боя, но и его духовной стороной. Некоторые шизоиды отличаются не только ранним интеллектуальным, но и духовным развитием, умением по‑взрослому защитить себя. Вспоминаю одного десятилетнего мальчика, который правильно решал математические задачи, но не тем способом, которого требовал учитель. Учитель, устав от упорства мальчика, стал кричать на него. Мальчик, не проронив ни слова, выслушал учителя, а затем сказал: «Крик в математике аргументом не признается. Вы мне высказали свое мнение, я Вам свое. Большего мы сделать не способны, а потому нет смысла дальше спорить». Став взрослыми, такие люди сожалеют о том, что в детстве с ними обращались, как с детьми, в то время как им хотелось общаться на равных.

Интересы и ценности

Внутренний мир — их главная ценность.

Замкнутый погружен в себя. Известный афоризм: «Полюбить себя — значит завязать роман до гроба» — хорошо отражает предпочтение замкнутых: ценность жизни в собственном мире. Окружающая жизнь часто им кажется менее интересной и даже более примитивной или грубой, чем их собственные мысли, мечты и фантазии.  замкнутые гораздо более сдержанны и скрытны. По ним не скажешь, какие «пиры» справляются в их душе, и они часто остаются непонятыми.

Общение, друзья

В группе замкнутые в основном молчаливы, держатся отстраненно. Их контакты чаще всего ограничены узким кругом близких и друзей. Они с трудом рассказывают о себе, родственники жалуются, что информацию из них «не вытащишь клещами».

Шизоидные дети часто испытывают трудности в общении.

Почему замкнутые так скрытны? Не хотят делиться своими переживаниями или им трудно общаться? И то и другое. Они не очень нуждаются во внешних контактах, потому что спокойно чувствуют себя наедине с собой.

С другой стороны, общаться им действительно трудно, так как они чувствуют себя неловкими и неумелыми в контактах (что так и есть).

Э. Кречмер подарил нам еще одно красочное сравнение: человек замкнутого характера подобен инфузории, которая осторожно приближается к незнакомому предмету, наблюдает за ним из-за полуопущенных ресниц, нерешительно выдвигает свои щупальца и тут же их отдергивает.

И все-таки, несмотря на природную отгороженность, замкнутые иногда страдают от недостатка общения. Особенно это случается с детьми и подростками. Ребенок этого склада — белая ворона в коллективе. На перемене все вываливаются в коридор, а он может остаться в классе и сидеть в углу с книжкой. А там гипертимы шумят, носятся, ставят друг другу подножки — и все это проходит мимо него. Сам он туда не идет, но его туда и не приглашают. В первых классах дети страстно желают, чтобы их спросили с места. Они изо всех сил тянут руки: «Я! Я! Спросите меня!». Замкнутый так никогда не делает. Он знает ответ, но молчит, пока его не спросят.

Такому ребенку нужно обязательно помочь, нужно стать посредником в его общении с ребятами

Образ жизни, занятия, внутренние установки

Внутренний мир замкнутых упорядочен, и такой же упорядоченности они ждут от мира.

Образ мысли и внутренняя организация замкнутых отражается во всем, что они делают. Они легко принимают правила и следуют им. Они хорошо работают там, где их обязанности четко расписаны, и где они должны действовать по инструкции. Всякие отступления от правил дома или на работе вызывают у них раздражение.

«Отточенная форма каждодневного бытия» — это среда, в которой комфортно жить замкнутому, и которую он стремится создать вокруг себя. Серьезные противоречия могут возникать на работе. Из-за недостаточной гибкости замкнутых, их часто обвиняют в формализме. Если это начальник, то приходится выполнять его требования, даже когда, по мнению подчиненных, некоторые отступления от строгих принципов дали бы лучшие результаты.

С замкнутыми трудно вступать в спор, и чаще такой спор бесполезен. Говорят, что они находятся в плену у слов, схем, форм. «В плену» в том смысле, что теории и умственные конструкции для них более ценны и убедительны, чем живые факты. Фактами их никогда не переубедишь.

Все сказанное делает понятным тот факт, что замкнутые часто оказываются в оппозиции, не смешиваясь с массовыми движениями, модой, мнениями большинства. Они легко держат дистанцию, иногда выглядят оригиналами, бывают окружены атмосферой таинственности, с налетом аристократизма.

Хобби замкнутых подростков тоже интеллектуально-эстетические. Например, один школьник стал крупным специалистом по генеалогии дома Романовых: он составил генеалогическое дерево этой династии, досконально изучил всех родственников и потомков во всех поколениях. Другой мальчик собирал пары марок и открыток так, чтобы изображения в паре были абсолютно одинаковые. Нередки увлечения японским или китайским языками. А оклеивание стен своей комнаты фотографиями поп-музыкантов, Мадонны в ее разных видах или футболистов — это совсем не для таких подростков.

Эмоции

Эмоциональная жизнь замкнутых своеобразна и порой кажется парадоксальной. С  одной стороны, они сдержанны и как будто холодны, с другой — очень чувствительны и ранимы. Они остро реагируют на все, что задевает их ценности. Часто это реакции на беспорядок, несправедливость или грубость. Сейчас много говорят и пишут об «эмоциональном интеллекте» . Один из признаков эмоционального интеллекта — понимание настроения или чувств другого. Именно такой способностью замкнутые несколько обделены. Они, конечно, могут заподозрить, что вы что-то чувствуете, но им об этом надо прямо сказать. Вы можете, недоумевая, спросить: «Разве ты не понимал, что мне было больно?», и получить ответ: «Но ты же мне этого не сказала, как я мог знать?»

Замкнутому порой трудно понять чувства другого, в том числе по отношению к нему самому.

Слабые места: знать и учитывать

Замкнутым, прежде всего, трудно, когда вторгаются в их личное пространство или, образно говоря, лезут в душу. Даже близким их мир не до конца понятен. Иногда они удивляют неожиданными действиями или внезапными решениями. Внезапность эта только внешняя. На самом деле, их решение бывает результатом долгих размышлений и сложных переживаний. Особенно это относится к важным и чувствительным сторонам их жизни. Но иногда такой человек начинает тебе больше доверять. Тогда нужно быть предельно осторожным: одно слово непонимания или неделикатное замечание — он захлопнет душу и уже никогда не пойдет на открытость.

К сожалению, это часто не учитывают, особенно в семьях. Матери пристают к замкнутым детям с расспросами и замечаниями: «Нет, ты признайся, ведь что-то было!» «Я знаю, ты от меня что-то скрываешь». «Вот Миша все маме рассказывает, а от тебя никогда ничего не добьешься!» «В конце концов, сколько можно молчать?!» Ответом бывает в лучшем случае: «Да все нормально!»

Если в семье ребенок замкнутого характера, родителям нужно помогать ему в знакомствах и дружбе с ребятами .

Замкнутому не стоит поручать такую работу, где ему придется вступать в многочисленные неформальные контакты с людьми. В этих случаях им не хватит гибкости, находчивости, опыта общения. Если это формальный контакт, то есть существуют правила и их надо придерживаться, тогда все нормально. А если в работе часто возникают нестандартные ситуации, где надо уметь выйти из затруднительного положения, быстро сориентироваться, выйти на связь со многими людьми, то замкнутому с такой работой будет справляться трудно, хотя он и может очень стараться. Этого от него требовать нельзя, и критиковать за неудачи тоже не стоит.

Социальное лицо и значение

Социальное значение представителей замкнутого типа определяется уровнем развития их интеллекта, творческого потенциала и личности. Среди них бывают люди, настолько погруженные в свой «нестандартный» образ жизни, что их называют «оригиналами» или «чудаками».

Желание отгородиться от «толпы» и, больше того, органическая невозможность слиться с ней, как мы уже знаем, — отличительный признак человека замкнутого характера.

От шизоидных детей и подростков не стоит ожидать полной ответственности. Если контакт с ними устанавливать не через их увлечения и интеллектуальные построения, то он возникает очень медленно. Нужно иметь в виду, что они крайне тяжело переживают разочарование в собственных идеалах. В случаях житейских проблем, когда требуются немедленные действия, некоторые шизоиды «убегают» в свои увлечения, иногда очень далекие от повседневной жизни (например, история Англии XVII века, древние языки и т. д.). Вообще, часто шизоидный психопат талантливо приспособлен к узкой сфере деятельности, которой готов отдавать всего себя, а неинтересные занятия вызывают у него отторжение или депрессивные состояния, в случае если жизнь вынуждает ими заниматься.

А. Е. Личко отмечает у некоторых шизоидов связь замкнутости с недостатками интуиции – «неумением догадаться о не сказанном другими вслух, угадать их желания, чувствовать их переживания, неприязненное отношение к себе или, наоборот, симпатию и расположение, уловить момент, когда не следует навязывать свое присутствие».

Эпилептоид

Базисные свойства

Природную основу этого характера составляют, с одной стороны, сила органических потребностей, с другой — замедленность и даже некоторая «вязкость» нервных процессов.

Такой человек не просто думает, но думает основательно; не просто хочет, но упрямо настаивает; не просто переживает, но «застревает» на этом переживании.

Негативные эмоции напряженных бывают обычно сильными и имеют свойство накапливаться. Периодически они разряжаются аффективными взрывами, порой по неожиданному поводу. В таких случаях повод действует как спусковой крючок, освобождая накопившуюся энергию.

Признаки напряженного характера обнаруживаются довольно рано, уже в дошкольном возрасте. К ним относят периодические расстройства настроения, агрессивность, упрямство. Такие дети могут встать «не с той ноги» и весь день проплакать, не поддаваясь уговорам и увещеваниям. Они склонны мучить животных, обижать маленьких, ревниво оберегают свои вещи, не делятся игрушками. Вообще говоря, все дети не любят отдавать игрушки, но других можно отвлечь, уговорить: «Смотри, он плачет, давай мы на время уступим ему машинку, а сами сделаем куличик» —и он машинку отдаст. Этот —нет. Чем больше уговариваешь, тем больше —нет! В играх со сверстниками такие дети любят командовать, обычно они окружают себя более слабыми или младшими ребятами, которые легко им подчиняются.

Образ жизни

Положительные и отрицательные черты в характере напряженных могут присутствовать в разных долях и в разной степени, так что среди них можно найти очень разных людей — от успешных деятелей до трудных, неуживчивых субъектов.

Положительные их черты — серьезность, основательность, трудолюбие, тщательность. Люди этого типа требовательны к качеству своей работы, могут многократно ее переделывать, обращают внимание на мелкие подробности, отрабатывают детали, хотя порой застревают на них. Характерная картина их повседневной жизни — налаженное хозяйство, упорядоченный быт, порядок в личных вещах. Они не страдают комплексом неполноценности, напротив, живут с чувством важности собственной личности и дела, которым заняты.

Еще одной характерной чертой напряженных — умением замести следы или, попросту говоря, вовремя смыться.

Рано отмечается недетская бережливость с мелочной аккуратностью по отношению к своим вещам. В играх и занятиях они проявляют тяжеловесную обстоятельность. Работают часто медленно, но компенсируют это тщательным выполнением каждого элемента работы.

Подросток эпилептоидного типа пытается брать себе много неограниченных прав в доме, пренебрегая обязанностями. Поэтому целесообразно, пока он сам этого еще не сделал, дать ему определенные права, но непременно вместе с обязанностями и включить все это в определенные общие правила семьи. Эпилептоид склонен хранить правила и традиции. Важно, предоставляя ему права, подчеркнуть его достоинства, благодаря которым он эти права получает. Разумно отметить его силу воли, хозяйственность, домовитость, основательность, похвалить его так, чтобы он сам стал ценить это в себе. Можно «наградить» его почетными «званиями»: защитник матери, пример младшим, верный помощник отца. Если он с гордостью возьмет это себе в душу, то есть надежда, что в пубертатном периоде он не превратится в домашнего тирана, которому «закон не писан».

Слабые места. Крайние степени выраженности характера

Их общение в группе, коллективе, семье часто сопровождается недовольствами, обидами, конфликтами. Особенно часто это случается при крайних степенях выраженности характера.

Хуже всего эпилептоиды переносят ситуации, где, как им кажется, ущемляются их интересы. В таких случаях они приходят в трудно сдерживаемое негодование, эмоции застилают им глаза, лишая возможности адекватно оценить ситуацию.

Человеку напряженного характера приходится затрачивать специальные усилия, чтобы контролировать свои эмоции, смягчать категоричность, обращать внимание на потребности других — все это находится в противоречии с его природной, органической предрасположенностью.

При средне выраженном характере и благополучном воспитании возникают личности, способные упорно и качественно трудиться, однако не избавленные от честолюбивых амбиций и эгоцентризма.

Позитивные свойства детей аффективно-напряженного характера —это их энергия, упорство, трудолюбие, умение концентрироваться на своем деле. Отсюда первая и необходимая задача воспитания такого ребенка —поддерживать его во всех начинаниях, развивать его интересы, увлекать активными занятиями.

Конечно, это нужно всем детям, но дополнительный выигрыш в отношении напряженного в том, что его энергия будет направляться в русло полезной деятельности , и в ней он с большой вероятностью будет добиваться высоких результатов. При этом стоит помнить, что для такого ребенка очень важен личный успех. Например, в занятиях спортом ему больше подойдут одиночные виды (легкая атлетика, плавание или теннис) и меньше —участие в командных играх; в школе его хорошо назначить лично ответственным за какое-то дело (растения, порядок в хранении учебных пособий), а на семейном огороде лучше выделить персональную грядку. В таких условиях он может добросовестно трудиться, особенно не задевая интересы и чувства других. Мы можем вспомнить, что именно в таком комфортном одиночестве работал мастер в приведенном выше примере.

Однако было бы ошибкой постоянно ограждать такого ребенка от участия в общем деле и, особенно, от внимания к интересам и потребностям других. Совсем наоборот, нужно постоянно учить его заботиться об окружающих, думать о них, сочувствовать им —будь то кошка, плачущий малыш, мама с тяжелой сумкой или бабушка, которой надо подержать дверь. Иногда приходится наблюдать прямо противоположное поведение родителей, которые, не замечая того, растят явных эгоистов.

Таких детей нужно учить заботиться об окружающих.

Наверное, многим не раз приходилось видеть такую сцену: на единственное свободное место в метро или автобусе устремляется упитанный семилетний малый, а мать остается стоять, к тому же держит его сумку или ранец. Стоит напомнить, что склонность детей обсуждаемого характера к эгоцентризму, то есть их озабоченность по поводу своего благополучия, пользы, выгоды и удобства, поддерживается силой их инстинктивной природы, и повышенное внимание к воспитанию их моральных качеств должно стать серьезным противовесом этой природе.

Наконец, одна из самых трудных задач связана с управлением аффектами таких детей. Вообще говоря, каждому родителю приходится иметь дело с непослушанием и громкими капризами ребенка, но у детей напряженного характера взрывы агрессии постоянны и более интенсивны.

Надо сразу признать, что перед нами трудный ребенок. Таким сделала его биологическая природа, которая наделила его большой энергией и сильными инстинктами. Энергия, агрессивная борьба, доминирование нужны для выживания биологического вида, и это, по мнению антропологов, привело к закреплению таких черт характера в эволюции человека. Однако в человеческом обществе эффективность выживания определяется качеством социализации человека, мерой усвоения им человеческих норм общения, морали, ценностей и т. п. Поэтому при воспитании напряженно-аффективных детей необходимы усиленный контроль за аффектами и помощь в развитии социального чувства или чувства общности с другими людьми.

При этом особенно важно, чтобы родитель занял позицию мягкой силы. «Секрет» такой позиции заключается, во-первых, в том, что решительное слово остается за ним, оно не обсуждается. Родитель говорит о своем решении спокойно, без крика, но свое слово никогда не меняет. Он также внимательно следит за тем, чтобы его указания были выполнены. С другой стороны, он умеет сочувственно выслушать ребенка и, если нужно, принять его позицию (см. подробно об этом в моей книге «Общаться с ребенком. Как?»). Хочется подчеркнуть, что, когда ребенка активно слушают и, как он знает, могут принять его отказ, он становится более уступчивым. Иными словами, когда родитель готов пойти навстречу «нет» ребенка, ребенок быстрее принимает «нет» родителя.

При воспитании детей напряженного характера особенно необходима спокойная твердость.

Нежелательно вступать в противоборство с любым ребенком, а с носителем напряженного характера это безнадежно и бесполезно. В таких случаях можно гарантировать, что «коса найдет на камень». Любое негативное действие, даже резкий тон родителя, вызывает у ребенка гнев и протест, и тогда остается только повышать голос и усиливать наказание. Насколько энергично и даже изощренно может бороться с родителями подросток напряженного характера, мы видели в приведенном выше примере. Рано или поздно родителю все равно приходится уступить во избежание дальнейшего «кровопролития» или полного разрыва отношений. Если уступки повторяются, родитель чувствует себя все более беспомощным, а грубая манера поведения подростка переходит в черты характера. И с этим он выходит во взрослую жизнь.

При неблагополучном развитии напряженно-аффективного характера постепенно усиливаются такие черты, как упрямство, агрессивность, эгоцентризм, игнорирование других. Сравнительно недавно в литературе было описано явление под названием «буллизм» (от англ. слова bull —бык), которое иногда наблюдается в младших и средних классах школы. Среди ребят выделяется крепкий, физически сильный ученик, который намечает себе «жертву» —кого-то из более слабых одноклассников —и начинает ее систематически терроризировать. «Жертва» терпит, молча страдает, а остальные ребята боятся за нее заступиться. «Бык» при этом получает двойное удовольствие: во-первых, наслаждается властью; во-вторых, имеет возможность периодически разряжать свою скрытую накапливающуюся агрессию. В такую ситуацию взрослые обязаны вмешаться и защитить слабого. Если этого не сделать, последствия могут быть самые печальные.

Если родителям и учителям не удается «обуздывать» характер напряженно-аффективного ребенка, проблемы растут вместе с ним.

Для иллюстрации приведу историю из жизни одной семьи, рассказанную А. Е. Личко.

Пятнадцатилетний сын потребовал от родителей дорогую музыкальную аппаратуру («как у других ребят!»). Получив отказ —для семьи это было слишком дорого —заявил, что тогда он не будет ничего делать по дому. Надо заметить, что часто в характере ребенка повторяются черты одного из родителей. В этой семье отнюдь не мягкий характер был у отца. На заявление сына он объявил, что не собирается кормить дармоеда, и запер холодильник на ключ. Наутро родители обнаружили листок со следующим расчетом: треть от зарплаты отца и матери причитается ему: «платите»! В ответ отец устроил громкий скандал, подросток струсил и сбежал из дома к тетке загород. Оттуда он стал ездить на электричке в школу и одновременно написал жалобу на работу отца: мол, родители перестали кормить (заперли холодильник), выгнали из дома и чуть не избили, теперь он бездомный, вынужден ездить в школу издалека, встает в 5 утра, не высыпается, не в состоянии нормально учиться. С работы приехала комиссия, проверила факты: холодильник, тетя, электричка, неуспеваемость —все подтвердилось, и отец, кадровый военный, получил строгий выговор.

Эта история показывает, что вступать в борьбу с носителем напряженного характера, даже если это собственный ребенок, бесполезно. Его неистощимая энергия и сомнительная мораль доставят кучу неприятностей, а длительные «бои» истощат твои силы и нервы гораздо раньше, чем его.

К картине отрицательного развития напряженного характера можно добавить данные статистики. Исследования показали, что подростки этого типа чаще других акцентуантов совершают противоправные действия, затевают драки, участвуют в бандах, рано начинают пить. Любители острых ощущений, они предпочитают крепкие напитки и пьют «до отключки». В этом состоянии могут натворить все что угодно, а потом ничего не помнить.

Тревожные

Базисные свойства

От природы представители этой группы наделены повышенной чувствительностью и одновременно —нервно-психической слабостью. Они тонко реагируют на людей и события и плохо переносят жизненные нагрузки и стрессы.

Они истощаются раньше и больше, чем представители других типов. В определенном смысле, этот обобщенный тип противоположен аффективно-напряженному. У тревожных —слабая нервная система и пониженная энергия.

Для этой разновидности характерна постоянная тревога, особенно тревога за будущее. Это делает их крайне нерешительными. В ситуациях, где надо принять решение, они медлят, колеблются, теряются в сомнениях. Это может касаться не только серьезных вопросов, но и бытовых мелочей: какую рубашку надеть, в какой кинотеатр отправиться, кого пригласить на вечер. Обычно такие решения делегируются более практичному члену семьи, а если такого нет, то откладываются на неопределенный срок. Рассказывают, что однажды мастеру спорта по плаванию нужно было для поездки на соревнования приобрести новые плавки. Он простоял перед прилавком два часа, не решаясь, какого цвета плавки выбрать —на его беду их оказалось целых три; он купил все три пары, отложив окончательный выбор «на потом».

Нерешительность делает людей этого склада плохо приспособленными к социальной жизни. Бывает, приняв решение, они действуют импульсивно из страха, что что-то может помешать. В результате их действие оказывается неловким, неадекватным. Молодой человек может испытывать настоящие муки, откладывая признание в любви, а решившись, делает это в самом неподходящем месте и в самое неподходящее время.

Другая особенность психастеников —преувеличенная боязнь за судьбу и жизнь, свою и близких. Небольшая задержка с возвращением домой кого-то из членов семьи —и тут же их воображение рисует страшные картины несчастья. С такой мнительностью связана склонность психастеников к навязчивым мыслям и действиям, вера в приметы. Приметы у них бывают сложные и довольно изощренные.

Например, если идешь на экзамен, нельзя наступать на люки, иначе провалишься; или, чтобы все было хорошо, необходимо сосчитать число окон на доме, мимо которого проходишь; или нужно присматриваться к номерам проезжающих машин; постучать по дереву, и т. д. Могут преследовать мысли о бактериях, и тогда —навязчивое желание все время мыть руки. Постоянно возникают мысли-проверки «счастья»: вот если я догоню автобус, то «он» меня любит, а если не догоню, значит, не любит.

Все это —защиты от тревоги, постоянно присутствующей в душе психастеника. Они снижают интенсивность переживания и как будто защищают от опасностей, которые ждут «за каждым углом»: опасности заболеть, провалиться на экзамене; потерять близкого. При утомлении и общем ослаблении организма таких защит появляется больше, и они становятся серьезнее. В крайних случаях дело доходит до навязчивых неврозов.

Эмоции, поведение

Эмоциональная жизнь тревожных проходит трудно. В комплекс их переживаний входят всевозможные страхи и опасения: боязнь не справиться с работой, страх перед будущим, беспокойство за жизнь и здоровье свое и близких, повышенные моральные требования к себе. Как правило, это тихие, застенчивые люди. Внешне они напоминают замкнутых, но отличаются эмоциональной теплотой. Они привязчивы, откликаются на доброе слово и сами нуждаются в нем. Если замкнутые отгораживаются и держат дистанцию, то тревожные привязываются к близким, готовы им доверять и делиться своими переживаниями. Повышенная утомляемость становится причиной того, что в работе и учебе они не бывают очень эффективны . Они не могут долго удерживать внимание, нередко ошибаются, сами огорчаются и раздражаются на себя. В то же время им свойственна повышенная ответственность, поэтому они постоянно напряжены, беспокоясь о результатах своей работы.

Тревожные очень чувствительны к оценкам со стороны. Оценки, конечно, незамедлительно поступают: «Ну что ты опять лапшу вешаешь?»; «Нет, с тобой каши не сваришь», «Тебе это не под силу!» На такие замечания они реагируют очень остро, так как сами чувствуют свои недостатки. В результате неудач и критики у них развивается ущемленное самолюбие: «Вот я им докажу!» Но «доказать» как следует не получается. Напрягаясь, они еще больше устают и срываются. Следуют эмоциональные вспышки, но это вспышки не столько гнева, сколько раздражения и отчаяния: «Опять у меня не получилось! Какой же я невезучий!» Вот такая склонность к самокритике, подкрепленная неуверенностью в своих силах.

По той же причине они не склонны идти на риск и сопротивляются новшествам. «Лучше давайте по-старому, не надо ничего менять». Их нередко обвиняют в формализме, «занудстве», хотя такие обвинения им кажутся несправедливыми —ведь они оберегают порядок! В коллективе они обычно ведомые, в лидеры сами не стремятся, и быть ими не могут. Их нельзя ставить на руководящие должности, но если такое случается, то дело может кончиться плохо: из-за крайней ответственности в условиях повышенной нагрузки они перенапрягаются, порой доводя себя до инфаркта! Отдельные подтипы в группе «тревожных» различаются по тому, какие из описанных черт в них особенно выражены.

Учеба в младших классах дается трудновато, так как основная нагрузка ложится на память, способность к аккуратности, быстрому механическому усвоению навыков. Психастеникам присущ постоянный самоконтроль, бесконечные перепроверки, медлительность – в связи с этим они могут не успеть за урок справиться с контрольной работой. Во время докладов, публичных выступлений озабочены тем, как их оценивают окружающие. Публичные выступления часто трудны или невозможны. Они стремятся к порядку в учебе, но несобранность не позволяет им создать тот порядок, что вызывает у них раздражение. Очень переживают за свою успеваемость. Их не следует жестко ругать за плохие оценки, поскольку это порождает страх неудачи и затрудняет учебу. Если учитель по‑доброму относится к такому ученику, подбадривает его, когда нужно, то это положительно сказывается на успеваемости.

В старших классах, где требуются аналитические способности, психастеники начинают учиться лучше и нередко творчески. Неспособные механически зазубрить материал, они вынуждены досконально логически разобраться в нем. Доходя до сути своим умом, они способны своими словами ясно объяснить изучаемый предмет другим ребятам, приобретая в том качестве популярность среди одноклассников. В институте их успеваемость повышается еще больше благодаря способности логически обобщать и мыслить, пусть медленно, но глубоко по‑своему, с желанием вникнуть в суть любимых предметов. Во всей полноте аналитический талант психастеника нередко раскрывается уже в зрелом возрасте.

Школьная общественная работа для них нелегка, так как они боятся ответственности и решений, связанных с неопределенностью, риском. Они медленно сходятся с товарищами, ищут тех, которые не травмируют их ранимость. Из‑за моторной неловкости с трудом дается физкультура, уроки труда. А. Е. Личко указывает /6, с. 50/, что у психастеника лучше удаются те виды спорта, где нагрузка падает на ноги. Из‑за того, что не любят и не умеют драться, вырабатывают в себе осторожность, умение обходить конфликты, уступать. Обычно не умеют знакомиться и ухаживать за девушками, стыдятся проявить свою влюбленность.

Несмотря на вышеописанное, психастеник‑подросток и, особенно, ребенок не проявляет тревожной психастенической цельности взрослого. По временам ребенок может легкомысленно махнуть на что‑то рукой, понадеяться на случай, вытеснить неприятность. В детстве у психастеника более «сочная подкорка», чем в старшем возрасте. Он больше способен к непосредственной, не обремененной самоанализом радости жизни. Да и сама жизнь под крылышком родителей видится радостней, безопасней. О многих опасностях ребенок‑психастеник просто не знает и потому меньше тревожится.

Наибольшая нагрузка на психастенический характер падает в юности, когда он складывается в систему. Во‑первых, психастеник из узкого круга школы и семьи выходит в широкий мир, где необходимо принимать быстрые и серьезные самостоятельные решения. Во‑вторых, чем больше психастеник узнает о жизни, тем больше он узнает об опасностях, и тем больше возникает поводов для тревог. Мир «ощетинивается» новыми, до сей поры неизвестными опасностями. В‑третьих, усиливающаяся в юности рефлексия на фоне бледнеющей чувственности (в сравнении с детством) часто усиливает нерешительность, стеснительность, трудности общения.

В юности даже реалистический психастеник встречается с промельками философического ужаса. Например, его разум не может вместить в себя представление об отсутствии границ вселенной. Порой у психастеника возникает кризис в жизни при мысли об обреченности на смерть, которая может явиться нежданно рано. Кажутся бессмысленными любые начинания, так как все равно умрешь, и зачем тогда все? Целенаправленная деятельность держится на имплицитной вере в то, что цель будет достигнута, а откуда взять эту веру, если не знаешь, будешь ли жив завтра? Молодой психастеник умом понимает неизбежность смерти, а душой принять, что не будет его, такого живого и настоящего, не может. Самые жестокие ипохондрии отмечаются в психастенической юности. Прав Э. Фромм /58/, «что умирать всегда тяжело, а не прожив жизнь, еще тяжелее».

Слабые места и сильные стороны. 

Слабые места тревожных фактически перечислены выше. Это все ситуации, которые создают нагрузку на их нервно-психическую слабость и истощаемость, на чрезмерную ответственность, ранимость и раздражительность, на повышенную склонность к тревогам и страхам, на недовольство собой и пониженную самооценку.

В целом характер тревожных делает их социально мало популярными.  Тревожные не столько доставляют беспокойство другим, сколько осложняют жизнь себе. Поэтому они больше, чем другие, нуждаются в понимании, бережном отношении, помощи на работе. Одновременно необходимо помнить об их многих замечательных свойствах. Они интеллигентны, совестливы, отзывчивы, мягки в обращении, ответственны. Они по своему болеют за нужды человечества.

Черты астенического характера у детей повторяют те, что уже описаны выше. Это тихие, застенчивые, послушные дети. О таких говорят «домашний ребенок». Они чувствительны, тревожны, многого боятся: темноты, чужой обстановки, незнакомых людей. Очень привязываются к близким, беспокоятся об их здоровье и жизни, иногда доводя себя до панического страха.

Дети  астенического склада могут часто болеть. Эти дети не блещут здоровьем, часто жалуются на плохое самочувствие, склонны к хроническим простудам, ангинам, воспалениям легких. Охотно укладываются в постель, послушно меряют температуру, принимают лекарства. Один знакомый поведал, что в детские годы заботливые мама и бабушка, отмечая его «умение болеть», называли его «профессиональным больным».

Шумные компании сверстников в детском саду и школе таких детей не привлекают. Они предпочитают тихие занятия —лепку, рисование, разводят цветы, возятся с животными, любят беседовать со взрослыми, рано начинают с ними рассуждать на «взрослые темы».

В школе они учатся старательно, не склонны нарушать правила, рваться на свободу, поскольку у них не так много энергии, как, например, у гипертима. В школе и дома они принимают правила, и в рамках этих правил чувствуют себя в большей безопасности. Школа для таких детей с самого начала трудное испытание. Смена обстановки, новые требования и порядки создают большую нагрузку на их слабую нервную систему и повышенное чувство ответственности. Они остро переживают отметки, а также всевозможные проверки, контрольные и экзамены. В классе они обычно отмалчиваются, сами руки не поднимают, ответ у доски у них бывает хуже, чем знания. Иногда у примерных детей, которые тянут из последних сил, чтобы быть на высоте, нарушается сон. Один врач нашел остроумный способ помощи таким тревожным «отличникам». Он строго предписывал по крайней мере раз в неделю прогуливать школу, а также иногда получать в дневник тройку или даже двойку. Что происходило с прогулами и отметками, осталось неизвестным, но ребенок начинал спать! Заметим, от одного разрешения!

Как же обращаться с детьми тревожного характера? Очевидно, что совсем иначе, чем, например, с подвижными или напряженными. Прежде всего, они нуждаются в щадящем режиме, эмоциональном тепле. Важно помнить об их чувствительности, потребности во внимании. А также об их пониженной энергии, не очень крепком здоровье и ослабленной способности переносить нагрузки — физические, эмоциональные, социальные. С другой стороны, не следует перегибать в другую сторону —тревожно их лелеять, изготавливая «профессиональных больных».

Тревожные дети нуждаются в поддержке и щадящем режиме. Непременная забота родителей тревожных детей —быть осторожными с завышенными ожиданиями. В наше время часто отдают ребенка в разные секции, кружки, спецшколы. Если он не справляется —а это может случиться, прежде всего, с астеническим ребенком —то родители либо его упрекают, либо сильно огорчаются. Последнее для ребенка даже хуже, он казнит себя за то, что не может сделать маму счастливой!

Меньше всего тревожные дети нуждаются в наказаниях. Они и так по природе послушны и готовы принимать порядки и установки взрослых. И если они «досаждают» своими капризами или приступами раздражения, то это происходит, скорее, от непонимания или неучета их особенностей. Главное, что им действительно нужно, —это поддержка, причем, в очень разных формах: просто теплая забота, спокойное отношение к их неудачам и промахам, выслушивание жалоб и трудностей.

Если тревожный ребенок плохо себя ведет, возможно, ему просто не хватает вашего тепла. Наказание для таких детей ведет к еще большему снижению самооценки.

Очень важны позитивные отклики на их достижения, старательность, их душевные движения. Нет риска захвалить или перехвалить тревожных, они достаточно объективно оценивают свои возможности. В то же время, чувство «собственной недостаточности» не позволяет им в полной мере осознать высокую человеческую ценность тех свойств, которые скрывает их «слабый» характер. И это возлагает на родителей и воспитателей таких детей особенную ответственность, поскольку им приходится «спасать» растущую личность от жесткости и жестокости социума.

Демонстративные

Базисные свойства

Главное для демонстративных —постоянно быть в центре внимания , получать как можно больше знаков восхищения, почитания, одобрения. Таким образом, люди этого типа сверх меры заняты собственной личностью, в этом смысле говорят об их крайнем эгоцентризме. Все остальные качества связаны с этим свойством и ему служат.

В начале уже говорилось, что демонстративный дошкольник —часто просто живой яркий ребенок, иногда, правда, немного капризный и избалованный. Однако с начала школы возникают проблемы, связанные с нежеланием упорно трудиться. Приготовление домашних уроков сопровождается слезами, жалобами на плохих «непонимающих» учителей, торговлей с родителями. Отношения с одноклассниками тоже неспокойные. Они наполнены острыми переживаниями соперничества, ревности, обиды за невнимание, отказы дружить. В результате демонстративные вступают в конфликты, обвиняют в «изменах», организуют «коалиции». В младших классах они нередко берут на себя роль «клоуна» или «шута», надеясь тем самым завоевать авторитет и симпатии. Демонстративные подростки также используют разные средства: броскую одежду, модные хобби, дорогие часы или мобильники, выдуманные рассказы про положение отца или обеспеченность семьи, впечатляющие истории из личной жизни (см. выше). Однако успех среди сверстников бывает недолгим. Они быстро обнаруживают ложь или потуги возвыситься, не подкрепленные настоящей силой характера. Такой подросток оказывается в положении «короля на час», и тогда он меняет компанию в поисках тех, кто оценит его «по достоинству».

Романтические отношения также отмечены некоторыми особенностями. Как мы уже видели, демонстративные молодые люди легко раздувают «мыльные пузыри», которые впечатляют девочек-подростков. Впрочем, и молодые женщины не застрахованы от пафосных эмоциональных клятв, и посвящения им стихов, тайно заимствованных у другого поэта.

Общение, эмоции, поведение

Люди этого склада, как уже было сказано, много и охотно общаются. Это и понятно: только в кругу других они могут получать то, в чем больше всего нуждаются —возможность привлечь внимание, выделиться, отличиться. Обычно они говорят много, перебивая собеседника и занимая собой большую часть времени. Речь их громкая, эмоциональная, часто с упоминанием себя —своих заслуг и способностей. В то же время содержание их разговоров не бывает глубоким. По меткому замечанию Ясперса, они «всегда стремятся казаться больше, чем есть на самом деле».

На первый взгляд, демонстративные производят впечатление очень эмоциональных людей. Однако их эмоциональность особенная: они остро реагируют на любые события, которые задевают их лично, и значительно менее внимательны к проблемам других. На «болевые точки» демонстративных действует все то, что мешает им выглядеть особенными и исключительными. Это может быть любая критика их высказываний, мнений или действий; отказ в их настойчивых просьбах; потеря внимания и отказ в любви; утрата авторитета в компании, потеря видной позиции. На все это демонстративные любого возраста дают бурные реакции.

Диапазон таких реакций простирается от капризов ребенка с театральным паданием на пол до угроз утопиться, повеситься (которые, как правило, не выполняются). Примечательно, что свои эмоции демонстративные сознательно или полусознательно используют в общении. При самой бурной реакции они внимательно наблюдают действие своего «страдания» на других, и в следующий раз повторяют то же с большей силой. Умение манипулировать окружающими с помощью своих эмоций —одна из очень характерных черт демонстративных.

 

Пример из наблюдений А. Е. Личко.

Разведенная мать жила с единственным сыном явно демонстративного характера, окружая его преданной любовью и заботой. Однако спустя несколько лет в доме появился отчим, который не находил нужным баловать мальчика, как тот привык. Начались сцены, поскольку подросток не собирался уступать позицию главного в семье и в жизни матери. По какому-то поводу близко к ночи разразился скандал —бурная вспышка со слезами и криками: «Я вам не нужен ну и оставайтесь» Сын хлопает дверью, выбегает из дома в расчете, что за ним сейчас побегут с криками: «Ты куда? Вернись» (как бывало раньше). Но отчим не позволяет бежать вслед, удерживая мать дома. Оказавшись на улице, подросток озадачен: куда ночью деваться? Решает идти в парк, и там на виду у милиционера устраивается «спать» на скамейке. Милиционер, конечно, подходит, выслушивает печальную историю о том, что, мол, мать с отчимом выгнали из дома и вот теперь ему, бедному, негде жить! Отводят в отделение, звонят матери, оба, мать и отчим, приезжают на такси, забирают «ребенка» домой. При следующем скандале он отправляется на электричках с пересадками (на поезд денег нет) к бабушке в другой город.

  1. Яркость, красочность впечатлений. Дети и юноши остро чувствуют, очаровываются красочным, ярким, блестящим, и переливающийся мир их чувств подвижен, как бурная мелкая горная речка. Чувства их еще можно сравнить с бенгальским огнем, который быстро вспыхивает, горит ярким пламенем и так же стремительно гаснет.
  2. В душевной жизни ребенка преобладают впечатления, образы, а не абстрактная аналитическая структурированная мысль.
  3. Жизнь моментом. Нет серьезной тревоги о завтрашнем дне. Глаза широко открыты происходящему в данный момент. Душа целиком им захвачена.
  4. Яркость воображения и фантазии. Порой фантазия так увлекает и в своей яркости становится такой реальной, что ребенок начинает верить в нее, как в действительность. В этом суть невинной детской лжи. Юношескому возрасту присуща лиричность и мечтательность.
  5. Отсутствие прочного внутреннего стержня. У ребенка еще нет стойкого мировоззрения, устоявшихся принципов. Психика пластична и легка, отзывчива на все новое, необычное. Отношение к миру меняется от настроения данной минуты. Ребенок склонен заражаться интересом к тому или иному в зависимости от того, чем интересуются и восхищаются в данный момент значимые для него люди (психический аналог того, что в мире взрослых именуют модой).
  6. Стремление быть в центре внимания (эгоцентризм). Что бы ни делал ребенок, он просит, чтобы посмотрели, как это у него получается, требует много внимания к себе. В этом есть смысл: взрослые, наблюдая за ребенком, могут ему что‑то подсказать, чему‑то научить. По мере развития ребенка потребность быть на виду уменьшается, вновь обостряясь в подростково‑юношеском возрасте.
  7. Легкая душевная холодноватость. Ребенок не способен тревожно, глубоко входить в проблемы близких. Он слишком поглощен собой и своими интересами. Часто не задумывается о состоянии родителей, объективной ситуации – занимайтесь им и точка. Может громче всех плакать в случае какого‑то семейного горя, но и раньше всех начинает смеяться.
  8. Деятельничание. Ребенок и подросток не могут долго находиться в бездействии. Их увлечения зачастую шумные и подвижные. Но если нет «кнута и пряника», то легко бросают начатое и переключаются на что‑нибудь другое. Стойкая волевая самостоятельная целеустремленность свойственна меньшинству детей.
  9. Эмоционально‑субъективное мышление. Все оценки существуют в луче хорошего или плохого отношения к данному человеку в данный момент. Меняется это отношение и, соответственно, меняется мнение. Взрослый, зрелый человек способен, в отличие от ребенка, уважать и высоко ценить даже того, к кому испытывает сильную личную антипатию, и наоборот, ясно видеть недостатки у любимых людей.
  10. В моменты печали и радости у ребенка ярко выражен компонент двигательной экспрессии в отличие от потаенно‑внутреннего переживания взрослого. Дети кричат, топают ногами, изгибаются дугой на руках матери, прыгают от счастья, бурно рыдают в кратковременном отчаянии – это все так называемое «подкорковое» реагирование. У детей, в отличие от взрослых, редки глубокие, цельные, долгие депрессии.
  11. Упрямое стремление поступать вопреки советам и просьбам старших является яркой подростково‑юношеской чертой. У детей данная черта не столь стойкая и проявляется в так называемые периоды негативизма (кризисы возрастного развития). Подросток в ответ на разумные предложения старших отвечает, что ему все равно, и делает наоборот, лишь бы доказать свою самостоятельность.
  12. Высокая способность вытеснять из сознания неприятное. Ребенок и подросток, когда случается что‑то неприятное, способны как бы забыть про это и весело жить, пока не придет время расплаты.

 

Мышление демонстративных отличается незрелостью; логика —далеко не сильная их сторона. Зато у них очень развиты воображение и фантазия. В этом отношении они как будто сохраняют черты инфантильной психики, ведь маленькие дети легко живут в мире фантазий, иногда перемешивая сказку и реальность

Они нередко выдумывают фантастические истории. Склонность фантазировать у демонстративных сохраняется в течение всей жизни, однако характер их взрослых фантазий особый. Свои истории они нередко используют в своих интересах.

Эти истории они используют, чтобы блеснуть, разыграть обиженного или очернить противника. Интересно, что нередко они начинают сами верить в придуманное. Таким образом, склонность ко лжи и мифотворчеству —еще одна из очень характерных черт демонстративных.

Особенно трудными с людьми этого характера бывают личные и семейные отношения. Здесь сразу приходится сталкиваться с их эгоцентризмом. Интересы, желания, эмоциональное и физическое благополучие демонстративных —это «ось», вокруг которой, в соответствии с их сознательной и бессознательной установкой, должны вращаться любые отношения. В случае отклонения партнера от этой оси в направлении его потребностей и интересов, возникают сцены, обиды и упреки. Тогда любящий близкий начинает жалеть, уступать, жертвовать своими желаниями или мнениями. Но постоянно это продолжаться, конечно, не может.

Насколько вредно уступать требованиям демонстративных, известно по избалованным детям, родители которых начинают чувствовать себя совершенно беспомощными. Но быть «беспомощным» во взрослых отношениях означает либо согнуться и сломаться, либо отойти в сторону: ничего не обещать, но и ничего не ждать. Тогда демонстративный начинает искать того и тех, кто его, наконец, оценит «по-настоящему», а партнер живет с чувством одиночества и непонятости. Отношения, скорее всего, движутся к распаду.

Демонстративный природой «приговорен» быть больше ярким чем теплым.

Чтобы избежать такого итога, с демонстративным партнером приходится поступать так же, как с капризным ребенком: любить, но не поддаваться на эмоциональные провокации и помнить о себе. И еще: если уж вашим любимым оказался человек демонстративного характера —а это может случиться легко, так как они очень хорошо умеют влюблять в себя —то с самого начала особенно не надейтесь, что будете получать от него много тепла и заботы. Нет сомнения, что ваш близкий хороший человек, но своей природой он приговорен быть больше ярким, чем теплым. Понимание этого избавит вас он излишних разочарований.

После высказанных предостережений, хочется сказать о положительных сторонах и положительной роли демонстративных. В какой-то дозе они нужны в каждой компании. Они всюду вносят оживление и юмор, компенсируя молчаливость одних, сдержанность или застенчивость других.

Как воспитывать демонстративного ребенка?

При воспитании детей необходимо помнить о «слабых точках» каждого характера. Демонстративного ребенка нельзя захваливать или делать из него «кумира семьи». Именно для такого характера это особенно нежелательно. Когда взрослые непрерывно восхищаются и гордятся демонстративным ребенком, их горячие восторги льют воду на мельницу его стремления к позиции исключительности. Со временем это может создать убеждение, что успех и поклонение ему положены в жизни, просто потому, что он такой.

Похвала такого ребенка должна быть строго дозирована.

Другая нежелательная крайность —напротив, лишать демонстративного внимания и вообще игнорировать его. В этом случае он будет страдать больше, чем, например, подвижный или замкнутый. Тактика «золотой середины» состоит в том, чтобы выказывать ему свое одобрение, только когда он трудится упорно и добросовестно. Именно в таких случаях стоит обращать на него внимание, а в других —нет. Следующий подводный камень, который подстерегает родителей и близких —это эмоциональные манипуляции демонстративного ребенка. Ни в коем случае нельзя уступать его плачу и крикам, которые он устраивает в ответ на запрет или отказ в выполнении его желаний. Эту фразу можно усилить: тем более не уступать, когда он кричит и плачет! Твердое родительское «нет», сказанное без повторений, всего один раз, и сохранение спокойствия —единственные меры, которые помогут ребенку избавиться от наклонности так себя вести.

Главные и, в сущности, простые «секреты» воспитательного успеха:

  • он сохранял спокойствие и неучастие в демонстрации (иногда уходил),
  • был внимателен и сочувственно помогал после прекращения сцены (помогал

подняться, умыться),

  • ничего не говорил в назидание,
  • был последователен, не отступая от своей «методы».

Наконец, важное направление воспитания личности демонстративного ребенка состоит в преодолении его повышенного эгоцентризма. Для этого необходимо неустанно обращатьего внимание на других —их состояния, дела, потребности. Стоит положительно подкреплять каждое его сочувственное движение к другому, заботу и переживание о другом.

На почве потребности в похвале это поможет развитию альтруистических чувств. Ослаблению эгоизма ребенка очень способствует забота родителей о себе. Хорошо, когда они показывают не на словах, а на деле, что их интересы не менее важны и нередко имеют приоритет.

Эмоционально-лабильные

Базисные свойства

Про представителей этого типа обычно говорят, что это люди настроения. Настроение у них меняется часто, иногда по несколько раз в течение дня. Такой человек может быть то веселым, то грустным, то опять развеселиться. Для таких перемен всегда есть повод, хотя и не обязательно очень серьезный. Это может быть ласковое слово, похвала или, наоборот, чье-то замечание, косой взгляд, собственная оплошность. От настроения у них зависит все: и сон, и аппетит, и работоспособность, и вера в себя, даже взгляд на мир и собственное будущее.

Их настроение может меняться несколько раз в день.

Из физических свойств отмечают их долго сохраняющуюся моложавость, хотя в зрелом возрасте они быстро стареют. Из заболеваний —склонность к аллергиям, в детстве —к затяжным простудам, ангинам, бронхитам.

У многих отмечается депрессивная окраска настроения из‑за недовольства собой, неспособности легко и раскованно чувствовать себя среди сверстников. Нередко астеники сторонятся шумных компаний, молчаливы на людях. Все это носит реактивный характер, истинные эндогенные депрессии и аутические тенденции не свойственны астеническим детям. Находясь с людьми, с которыми им хорошо и просто, они жизнерадостны, ищут общения, привязываются к людям, находят в них опору. Они вообще привязчивы и не любят перемен, им трудно расстаться с любимым учителем, школой, к которой привыкли, тяжело навсегда уехать в другой город. Если дома неожиданно появляются гости, астенические дети застенчиво прячутся в своей комнате, придумывают причину, чтобы не выходить к гостям. Уже с детства в них много сердечности, жалостливости, но хватает и обидчивости, чрезмерной капризной ранимости.

Астеническим детям трудно в школе. Их пугает неуемная возня, драки на переменах. В школьном мире, с приматом грубой физической силы, они нередко становятся мишенью детской агрессивности, особенно если внешне обнаружат свою чувствительность, пугливость, неумение постоять за себя. Им трудны ответы у доски, экзамены, соревнования. Они уклоняются от ответственных общественных постов, берегут себя от излишних нагрузок.

В подростково‑юношеском возрасте у астеников обостряется сенситивность, то есть чувствительность к оценке со стороны окружающих, особенно сверстников. Это выражается опасением по поводу своей физической непривлекательности (дисморфофобия) и связанным с этим самоограничением в приеме пищи (нервная анорексия). Дисморфофобия и анорексия подробно исследовались М. В. Коркиной и соавторами. У астеников, как правило, речь идет не о переживании телесного недостатка как такового, а о том, кто и как отнесется к астенику в связи с этим. От мысли, что он некрасив, уродлив, астеник приходит в ужас, готов на многое, лишь бы исправить это. Девочки устраивают голодовки, чтобы стать стройными и красивыми. Все носит психологически понятный характер. Чаще всего дефект выискивается там, где его могут заметить: фигура, рост, лицо, кожа, размер и особенности половых органов (это могут заметить в бане или при половой близости). Астенику досадно, что из‑за какой‑то мелочи (горбинка на носу, полноватые бедра) он, как ему кажется, становится совсем непривлекательным и не может рассчитывать на возможность любить и быть любимым, что очень важно в этом возрасте. Ему не дает покоя надежда устранить дефект и стать привлекательным, он ищет все возможности, чтобы это осуществить. В отличие от шизофренических случаев эти явления протекают намного мягче.

Молодым астеникам весьма свойственна реакция гиперкомпенсации, которая, по определению А. Е. Личко, заключается в том, что подростки «ищут самоутверждения не там, где могут раскрыться их способности, а именно в той области, где чувствуют слабость. Робкие и стеснительные, они натягивают на себя личину веселости, даже заносчивости, но в неожиданной ситуации быстро пасуют. При доверительном контакте за спавшей маской «все нипочем» открывается жизнь, полная самобичеваний, тонкая чувствительность и непомерно высокие требования к самому себе. Нежданное ими сочувствие сменяет браваду на бурно хлынувшие слезы».

Астеникам не типичны подростковые нарушения поведения: делинквентность, злоупотребление алкоголем, побеги из дому, бродяжничество. Некоторые курят, чтобы с помощью курения скрывать в компаниях свою застенчивость.

Слабые места

В целом это люди очень эмоциональные. Но их эмоциональность другая, чем, например, у демонстративных. Если демонстративные бурно восторгаются или страдают, нередко с расчетом «на публику», то переживания эмоционально-лабильных естественны, искренни и глубоки.

Они тепло привязываются к друзьям и близким, сохраняют им верность и преданность. Одновременно они сами нуждаются в поддержке и знаках внимания. Они не бывают лидерами и к лидерству не стремятся. У них нет повышенного самомнения или заносчивости. Зато их эмоциональная чуткость, внимание к людям и понимание людей часто делают их авторитетными, и даже любимцами в группе друзей или коллег. Такой человек незаменим в роли эмоционального регулятора отношений и общего климата в семье или в команде. В то же время, эмоционально-лабильные, как и люди любого характера, имеют свои «слабые места». Им тяжела атмосфера недоброжелательности и критики. Даже небольшие подколки, насмешки, косые взгляды, как уже говорилось, выбивают их из эмоционального равновесия. Больше всего для них непереносимы потеря близкого или эмоциональное отвержение со стороны близких. В таких случаях они впадают в длительное расстройство.

Добродушие и искренность эмоционально-лабильных приводят к тому, что во всех невзгодах и неприятностях они склонны обвинять себя. Это делает их легким объектом манипуляций со стороны других характеров.

Эмоционально-лабильные при всей их мягкости и готовности жертвовать своими интересами все-таки дают отпор, когда дело доходит до особенно циничной эксплуатации.

Воспитание

Эмоционально-лабильные дети послушные, привязчивые, теплые, заботятся о близких, сочувствуют им.

Эмоционально-лабильные дети очень зависят от того, насколько доброжелательны к ним домашние. Расцветают, если мать или кто-то из близких с ними «дружит», активно тянутся к доверительным отношениям, бывают за них благодарны, стараются не огорчать учебой и поведением. Напротив, сразу чувствуют холодность, давление или недовольство взрослых. Это вызывает у них уныние, вялость, самообвинения, стремление уединиться.

Очень тяжело переносят рождение в семье второго ребенка и потерю прежнего внимания родителей. Невыносимы конфликты родителей, тем более их разводы. Если такое случается, нередко дают невротические реакции. Очень характерно для детей этого типа стремление завести какое-нибудь домашнее животное, особенно собаку. Собака становится для них преданным и «понимающим» другом.

Самочувствие и даже успеваемость эмоционально-лабильных детей зависят и от семейной обстановки, и от взаимоотношений со сверстниками и учителями. Если на смену старого учителя пришел новый и оказался недоброжелательным, они могут остыть к предмету, который до этого любили. Дружелюбие, покладистость, отсутствие заносчивости и агрессивности —все это делает эмоционально-лабильных ребят, как уже говорилось, любимцами в группе сверстников, однако, если случилась ссора с другом или в классе образовалась враждебная «коалиция», они могут отказаться ходить в школу. Дома в таких случаях они донимают родителей бесконечными жалобами на боли в голове, животе, горле или действительно заболевают «простудой». Увлечения таких детей так же непостоянны, как и их настроение. Интерес разгорается, но может скоро пройти. Для них очень значимо, что´ хотят от их жизни родители, и они стараются следовать этому «проекту».

В заключение можно сказать, что эмоционально-лабильный ребенок, несмотря на свою нестойкую эмоциональность, при нормальной атмосфере в семье и грамотном общении может расти счастливым и приносить много радости близким.

Да, характер важен, но часто дело совсем не в нем! Какие бы разные характеры у меня и близкого человека не были, мы с ним едины в горе и радости, в заботе и долге. Это же можно сказать и про все человечество, со всеми мыслимыми различиями в характерах: оно едино в заботе и горе, радости и человечности.

Получается такая «диалектика»: характер важен, а где-то он и ни при чем! Отчего это так? Наверно, оттого, что, как говорит герой Ф. М. Достоевского, «человек широк», и мы не можем его описать, или охватить, с какой-то одной стороны. У Достоевского есть и продолжение этих слов: «Широк, слишком широк человек. Я бы сузил!»

Видеть в человеке в основном его характер — значит «сузить» его. Но так посмотреть можно, если «фон» своей силой забивает штрихи на пленке, или сами они довольно слабые. И наоборот, во многих случаях впечатление о человеке решают именно «узоры» — его дела и творения, неважно, какой «фон» (характер) за ними стоит, а иногда он и вообще невидим!

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Статьи по теме

Что ответить на вопрос “Как настроение?”

Счастье охотнее заходит в тот дом, где всегда царит хорошее настроение.  Л. Н. Толстой Часто возникает вопрос “Чем отличается настроение от эмоций?” Эмоция – это реакция человека на какое бы…
Читать далее

О чём говорит ваша страница в соцсетях?

  Принято считать, что основное назначение социальных сетей — рассказать о себе, показать свои лучшие стороны, заявить о себе широкой общественности. Поэтому анализируя чей-то профиль, мы должны понимать, что информация, демонстрируемая человеком…
Читать далее

Послепроизвольное ВНИМАНИЕ! НЕВЕРОЯТНО! НАЙДЕНО ЛЕКАРСТВО ОТ РАКА!

  Сейчас, отреагировав на эту надпись Вы задействовали непроизвольное внимание. А реагирует оно, как правило, на три вещи: силу и неожиданность раздражителя; новизну, необычность, контрастность раздражителя; и подвижность объекта. Неожиданно,…
Читать далее

Эпилептоидный психотип

Вторым наиболее встречающимся психотипом является эпилептоидный или упорядоченный. Внутренние условия В основе эпилептоидности лежит вязкая, энергетически ослабленная нервная система. Раздражению эпилептоидов свойственно достигать своего пика, прорывать заслон самоконтроля и резко…
Читать далее

Оперативная психодиагностика. Модель МАИЛ

О модели Нас часто спрашивают: “А чем ваша модель «характерологии» отличается от того, что делали и продолжают делать другие психологи или психиатры? В чем разница или сходство?” Наверное, наступило время…
Читать далее

Истероидный психотип

В основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм. Ф. Достоевский Один из наиболее встречающихся психологических типов личности – это истероидный или демонстративный. Попробуем сделать ему приятное – узнаем о нем чуть…
Читать далее